Приветствуем наших читателей и посетителей!

Если в Вас дремлет талант поэта, писателя, художника - присылайте свои произведения на e-mail: rzhev-cb@yandex.ru, wolgarzhev@mail.ru библиотеки, мы поможем Вашему таланту заявить о себе на страницах нашего блога: (укажите фамилию, имя, возраст, где учитесь).
На указанные электронные адреса можете прислать заявку на подбор литературы по интересующей теме, узнать о наличии нужного Вам издания. Ответ получите на указанный Вами электронный адрес.
Ждем Вас на страницах блога и в наших залах.

воскресенье, 7 июня 2015 г.

Фонтан любви. Вдохновение двух поэтов

Великие произведения способны удивлять скромностью и непритязательностью. Таков знаменитый бахчисарайский фонтан Сельсибиль, Райский источник, созданный в 1764 году иранским художником-камнерезом для мавзолея жены грозного крымского хана. В правление Екатерины II фонтан перенесли и сделали одним из украшений дворца, вскоре пришедшего в запустение.
 Сейчас овеянный легендами фонтан в одной из резиденций наводивших страх на Европу и Азию ханов можно и не заметить. Уже Анна Ахматова в своём стихотворении 1916 года о "городе чистых водомётов, золотом Бахчисарае", не скажет о нём ни слова. Но для многих поэтов Райский источник был источником вдохновенья. Самые известные из них — Александр Пушкин и Адам Мицкевич.





В одной легенде творенье иранского художника получило имя фонтана слёз из-за жестокости хана, который даже своему роду нёс горе и слёзы. Но в лирике Пушкина и Мицкевича жестокость преходяща, а мастерство художника и животворная сила воды — вечны.
Два поэта-романтика не прошли равнодушно мимо неприметной на первый взгляд мраморной плиты с вырезанным в её нише декоративным горельефом. Их искусством и вдохновеньем фонтан слёз обретает словесный облик фонтана любви. Стихи этих двух ярчайших личностей своего времени — своеобразный философский диалог о любви.  
В 1820 году Александр Пушкин, а в 1825-м — Адам Мицкевич, посещают Бахчисарай, в 1826-м оба публикуют посвящённые увиденному ими фонтану стихотворения: пять четверостиший — опальный питомец Царского села Пушкин, а классический сонет — высланный из Польши будущий парижский профессор Мицкевич. Так рождается диалог о фонтане любви.

Фонтану бахчисарайского дворца
Фонтан любви, фонтан живой!
Принес я в дар тебе две розы.
Люблю немолчный говор твой
И поэтические слезы.

Твоя серебряная пыль
Меня кропит росою хладной:
Ах, лейся, лейся, ключ отрадный!
Журчи, журчи свою мне быль...

Фонтан любви, фонтан печальный!
И я твой мрамор вопрошал:
Хвалу стране прочел я дальной;
Но о Марии ты молчал...

Светило бледное гарема!
И здесь ужель забвенно ты?
Или Мария и Зарема
Одни счастливые мечты?

Иль только сон воображенья
В пустынной мгле нарисовал
Свои минутные виденья,
Души неясный идеал?

                         Бахчисарай
Величествен и пуст дворец, где жил Гирей.
 Роскошной жизни след заткала паутина.
 Где пыль сметали лбом по воле господина –
 Гнездится саранча, пристанище для змей.

 Разросся дикий плющ в пролетах галерей
 И чертит письмена… Унылая картина!
 То Валтасара знак таинственный «РУИНА»
 Природа нанесла на все дела людей.

 Один фонтан журчит, как прежде, в полдень синий.
 Роняя жемчуг слез над чашею резной,
 Разносит голос он в безжизненной пустыне:

 О, слава, власть, любовь, что здесь текли рекой!
 Иссякли скоро вы, а я струюсь доныне,
 Тревожа – о позор! – безмолвия покой.
                      (Перевод Вл. Коробова)


Стихотворение Пушкина равноценно по значению с его поэмой "Бахчисарайский фонтан", её отголосок, отзвук, осколок-послесловие, обретающий самостоятельную жизнь. Сонет Мицкевича "Бахчисарай" — часть крымского цикла целой книги сонетов, но его масштаб равнозначен поэме.
Два стихотворения могли бы затеряться в безраздельном творческом наследии их авторов, но, опубликованные в один год, они связаны польской героиней используемой Пушкиным легенды. "Хвалу стране прочёл я дальной; // Но о Марии ты молчал…", — обратится к ручью Пушкин. Говоря о Польше, польский поэт ответит русскому голосом ручья из своего сонета.
В монологе Пушкина исторические преданья и поэма о них самого поэта разделены говором воды. Фонтан журчит о былом, но молчит о том, что волнует поэта — о его личном идеале. Фонтан Пушкина — живое существо, собеседник поэта. Фонтан Мицкевича — одно из двух живых существ: плющ, молча, пишет на стене руин приговор безжалостных времён, а вторящий ему фонтан стенает и печалится. Пушкин прямо использует новое название "Фонтан любви…" Мицкевич создаст образ хранящего любовь и побеждающего умирающий дворец живого ручья-фонтана.
Пушкин — лирик-психолог, Мицкевич — поэт-философ, поэт-историк. Оба они утверждают на правах идеала свободное и независимое чувство.
Только российский романтик сомневается в себе, словно бы отступая перед зримой реальностью рукотворного шедевра, а друг и соратник российского романтика достигает высвобождающего личную волю чистого созерцания. Пушкин сомневается в реальности воспетой им в поэме польской красавицы Марии и мнящей её соперницею Заремы, а Мицкевич словно бы утешает его говором ручья. Дворцы и страсти — преходящи, вечна живая речь природы и человека.  
В непроизвольном диалоге двух поэтов Райский источник очищается от шелухи словесной молвы и обретает тот исконный облик, который придал ему скульптор, стремившийся выявить в камне первозданную стойкость и силу ручейка, способного преисполняться жизнетворной любовью. Становясь фактическим героем стихов, мраморная плита с сочащейся из неё влагой вновь преисполняется вложенной (врезанной, а потом и влитой) в неё любви.
Двенадцать чаш фонтана принимают из венчающего его цветка воду, дробя и неся к повторяющейся спирали времён. Кто-то увидит в декоре скромной каменной ниши лотос и глаз наверху, кто-то улитку внизу, а кто-то даст волю ассоциациям любви и страсти. 

Актрисы А.К. Фехтнер и Н.В. Хоткевич в спектакле по поэме А.С. Пушкина «Бахчисарайский фонтан». Театр «Летучая мышь» (г. Москва, 1908-1920)
Мусульманское искусство запрещало изображение живых существ, а многовековая история кочевья культивировала воду, её природные источники. Жизнетворная влага и стала главным героем оставленного потомкам фонтана.
Любовь и слёзы, радости райских встреч и адские горести разлук, судьбы человеческие и слава судеб, история и молва — всё сокрыто в круговращениях то сливающихся, то разделяющихся капель воды. Архитектура фонтана таила сокровища богатейших поэтических фантазий. Юная Диляре пробудила в Гирее последнюю страсть, которая стала его первой любовью. Иранский мастер Сельсибиля Омер превратил мрамор в фонтан. 


Народы Крыма овеяли фонтан легендами, а поэты воздвигли вокруг нерукотворную беседку стихов и принесли ему в дар две живые розы. Фонтан любви чарует нас наяву и в стихах немолчным говором и поэтической слезой...
Дмитрий Пэн 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...