Приветствуем наших читателей и посетителей!

Если в Вас дремлет талант поэта, писателя, художника - присылайте свои произведения на e-mail: rzhev-cb@yandex.ru, wolgarzhev@mail.ru библиотеки, мы поможем Вашему таланту заявить о себе на страницах нашего блога: (укажите фамилию, имя, возраст, где учитесь).
На указанные электронные адреса можете прислать заявку на подбор литературы по интересующей теме, узнать о наличии нужного Вам издания. Ответ получите на указанный Вами электронный адрес.
Ждем Вас на страницах блога и в наших залах.

среда, 3 февраля 2016 г.

Алексей Павлович Давыдов. К 185-летию со дня рождения.

12 февраля 1826 года в поместье Муравьево Ржевского уезда Тверской губернии в семье капитан-лейтенанта флота в отставке Павла Давыдова родился сын Алексейбудущий известный конструктор морского вооружения
В 1847 году Алексей Павлович окончил Московский университет и принял решение поступить на службу на Балтийский флот. В 1854 году он разработал проект ударно-механической мины и изготовил ее образец, успешно прошедший испытания. А в 1855 году он сделал эпохальное открытие: открыл явление детонации во взрывчатых веществах. Через 12 лет знаменитый швед Альфред Нобель (учредитель Нобелевской премии), используя открытие Давыдова, предложил схему капсюля-детонатора на основе гремучей ртути. Новые взрывчатые вещества, открытие способов их промышленного производства, капсюли-детонаторы и детонирующий шнур вызвали мировую техническую революцию во взрывном деле. 
Изобретательство настолько захватило Алексея Давыдова, что в 1857 году он подает прошение об отставке и продолжает работу по усовершенствованию минного оружия. В результате им была изобретена, изготовлена и успешно испытана первая русская мина электромеханического действия.
Систему корабельной артиллерии британцы 
оценили в 1,5 миллиона рублей
Мины А.П. Давыдова по своим характеристикам и качеству значительно превосходили отечественные мины других систем, что было подтверждено специальной комиссией. Однако Морское министерство не спешило с выплатой вознаграждения, и Алексей Павлович постоянно находился в тяжелом материальном положении.
Уже через год А.П. Давыдов первым в мире разработал электроавтоматическую централизованную систему стрельбы корабельной артиллерии. При этом все настойчивые попытки французских и английских конструкторов создать подобные приборы не увенчались успехом. В 1870 году Давыдов представил свое изобретение на рассмотрение комиссии Морского ведомства. Далее события развивались типично по-русски: шесть лет готовый проект пролежал в хранилище без малейшего внимания, а сам изобретатель влачил полуголодное существование.
Британское правительство узнало через свою агентуру об этом изобретении и его сущности и предложило А.П. Давыдову за его передачу Англии полтора миллиона рублей, но Алексей Павлович отклонил это предложение. Морской технический комитет, узнав о предпринимаемых в иностранных флотах попытках ведения артиллерийского огня с помощью электроавтоматической системы, все же одобрил изобретенную и успешно испытанную А.П. Давыдовым систему приборов, и она была принята на вооружение в Российском флоте.

В 1877 году, получив наконец вознаграждение за изобретения и расплатившись с долгами, Давыдов с энтузиазмом продолжил усовершенствование системы наводки и стрельбы орудий корабельной артиллерии. В последующие пять лет он изобрел силовую следящую систему для автоматической наводки орудия и ряд других приборов.
Испытания давыдовской системы автоматической наводки корабельных орудий проходили непосредственно во время боевых действий. Опишем один из таких драматичных эпизодов, цитируя выявленный нами редкий документ.
Во время Русско-Турецкой войны 1877—1878 годов наиболее удовлетворяющим условиям активной обороны в открытом море считался пароход «Веста». На нем были произведены необходимые переделки и приспособления для обращения в активное судно, затем его вооружили и установили аппарат Давыдова для автоматической сосредоточенной стрельбы. Для управления аппаратом был назначен член артиллерийского отделения Морского технического комитета подполковник Чернов. Что затем произошло с пароходом «Веста» во время крейсерства, лучше всего показать подлинными словами его командира капитан-лейтенанта Баранова, отрывок из рапорта которого главному командиру Черноморского флота после боя с турками мы приводим:
«11-го сего июля (1877 года. – М.С.), находясь в 35 милях от Кюстенджи, имея курс вест-зюйд-вест, в 7 с половиною часов утра был усмотрен черный дым. Дав машине полный ход, я поворотил и лег на курс, дабы иметь одновременно возможность бить турецкий броненосец из трех 6-дюймовых мортир и одного 9-фунтового нарезного орудия, могущих действовать почти на корму. Принимая это положение, я сильно рассчитывал на возможность командовать ходом над противником, предполагая, что он не может иметь скорость более 10 или 11 узлов, и потому я рассчитывал, пользуясь аппаратами автоматической стрельбы Давыдова, или уничтожить его навесным огнем, или заставить сдаться… Подполковник морской артиллерии Чернов, с неподражаемым мужеством делавший наблюдение за стрельбой и распоряжавшийся огнем кормовых орудий, пришел ко мне на мостик, где я стоял у штурвала, и шепотом доложил мне, что его роль как управляющего индикаторами аппарата Давыдова кончается, что неприятель так близко приближается к нам, что аппараты эти хотя и действуют прекрасно, но более помочь нам не могут, так как даже в промежуток полета нашего снаряда расстояние делается менее и менее. Видя, что неприятель приближается, снаряды его осыпают шрапнелевой картечью снасти, рангоут, машинный люк и мостик, я согласился на просьбу подполковника Чернова и поручил ему вместе с лейтенантом Рожественским попробовать сделать еще сосредоточенный залп. Два залпа сошлись. Снаряды турецкого броненосца, как кажется по осколкам, 11- и 7-дюймового калибра, ударили нас в корму; был разрушен капитанский вельбот, затем пробита верхняя палуба, и одна бомба лопнула частью в жилой, а частью на верхней палубе. Внизу бомба произвела пожар над самой крюйт-камерой, а на верхней палубе разрыв ее был ужасен; он залил палубу кровью, уничтожил одну из мортир и, перебивши все проводники Давыдова аппарата, положил на месте двух артиллерийских офицеров, управлявших действием орудий… Лейтенант же Рожественский (будущий адмирал, командующий русской эскадрой в Цусимском сражении. — М.С.), занявши место подполковника Чернова, распоряжался действием другой мортиры, стоя на возвышении банкета индикатора Давыдова, и благодаря ему брошенная бомба ударила неприятеля в крышку башни и лопнула внутри амбразуры большого орудия. На палубе турок произошло сильное замешательство. Затем из палубы повалил густой пар или дым, а после еще двух-трех наших выстрелов неприятель стал быстро уходить… Как честный человек, могу сказать одно, что, кроме меня, исполнявшего свой долг, остальные заслуживают удивления геройству их и тому достоинству, с которым они показывали пример мужества и необычной храбрости». 
Работы инженера-конструктора А.П. Давыдова признаны ныне крупнейшим вкладом в оснащение Российского морского флота и описываются во всех мировых энциклопедиях и справочниках по истории морского вооружения. Скончался Алексей Павлович в апреле 1904 года в Кронштадте. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...