Приветствуем наших читателей и посетителей!

Если в Вас дремлет талант поэта, писателя, художника - присылайте свои произведения на e-mail: rzhev-cb@yandex.ru, wolgarzhev@mail.ru библиотеки, мы поможем Вашему таланту заявить о себе на страницах нашего блога: (укажите фамилию, имя, возраст, где учитесь).
На указанные электронные адреса можете прислать заявку на подбор литературы по интересующей теме, узнать о наличии нужного Вам издания. Ответ получите на указанный Вами электронный адрес.
Ждем Вас на страницах блога и в наших залах.

среда, 10 февраля 2016 г.

Музы Александра Пушкина


Среди высоких и прекрасных талантов, которыми столь щедро был наделен А.С.Пушкин, был один, особый – талант любви.
Женщины Пушкина. Он любил и был любим. Женщина погубила его. Многие женщины умирали от любви к нему. В блестящих петербургских залах его принимали не только за блеск таланта и умение быть «садовником строк в своем саду», но и за то, что отдаваясь тому или иному чувству, Пушкин всего себя вкладывал в это чувство.
Судьбы этих женщин и их взаимоотношения с Пушкиным интересны именно потому, что рассказ о них позволяет лучше понять, почувствовать светлую пушкинскую лирику и личность самого поэта.
Перелистаем несколько страниц «биографии сердца» поэта.
Первая любовь… Она пришла к 16-летнему лицеисту в образе грациозной, неотразимой Катеньки Бакуниной, 20-летней фрейлины императрицы. Она была стройна, грациозна, с живыми темными глазами, правильными чертами лица. Любила и умела танцевать, недаром часто избиралась царицей бала.
«Прелестное лицо ее, дивный стан и очаровательное обращение произвели всеобщий восторг во всей лицейской молодежи». Влюбленный лицеист скрывал от товарищей свою чистую, платоническую любовь и, лишь оставшись один «в лицейской келье», давал волю чувствам на страницах дневника.


На протяжении всего 1816 года Пушкин отдавал Катеньке Бакуниной свое поэтическое вдохновение, весь пыл своего сердца. Двадцать два стихотворения с «бакунинским мотивом» - своего рода энциклопедия юной любви.
Наверное, под впечатлением свидания, отмеченного душевной взаимностью, родилось это стихотворение:
Здесь ею счастлив был я раз,
В восторге сладостном погас.
И время самое для нас
Остановилось на минуту!
С нежностью вспомнил поэт о «милой Бакуниной» и многие годы спустя.
В те дни… в те дни, когда впервые
Заметил я черты живые
Прелестной девы и любовь
Младую взволновала кровь,
И я, тоскуя безнадежно,
Томясь обманом пылких снов,
Везде искал ее следов,
Об ней задумывался нежно,
Весь день минутной встречи ждал
И счастье тайных мук узнал.
«Евгений Онегин», гл.У111, из черновых рукописей.
Лицей окончен. Друзья расстаются трогательно и душевно. В альбоме Ивану Пущину поэт вписывает прощальные стихи об их первой любви к Бакуниной:
… Что было и не будет вновь…
И с тихими тоски слезами
Ты вспомни первую любовь.
Мой друг, она прошла…

Вырвавшись в Петербург из царскосельской «кельи», юный поэт стал, подобно своему герою Онегину, театралом. «Под сенью кулис» Пушкин был очарован знаменитой актрисой романтического театра – балета, «царствующей» Авдотьей Истоминой.


Это увлечение нашло отзвук в его стихах.
Блистательна, полувоздушна,
Смычку волшебному послушна,
Толпою нимф окружена,
Стоит Истомина; она,
Одной ногой, касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит, как пух, из уст Эола;
То стан совьет, то разовьет,
И быстрой ножкой ножку бьет.
«Евгений Онегин», гл. 1
Пушкинский гимн Истоминой, как называли эти строки поклонники яркого дарования балерины, широко распространился среди петербургской публики.
Не имея соперниц на сцене, «русская Терпсихора» вскоре нашла соперницу в сердце Пушкина. Ею стала «причудница большого света» княгиня Евдокия Ивановна Голицына, известная современникам под именем принцесса.


В 1817 – 1819 годах Пушкин был самым желанным гостем в изысканном салоне этой прелестной, блиставшей своей красотой, прекрасно образованной женщины, которая почти на 20 лет была старше поэта и, по воспоминаниям князя Вяземского, поэта и друга Пушкина, «был приворожен ею».
О глубоком уважении Пушкина к Евдокии Ивановне, живо интересовавшейся политическими событиями, математикой, свидетельствует и то, что он делился с нею своими творческими замыслами. В 1818 году послал ей свою запрещенную оду «Вольность», сопроводив послание свое стихами.
Простой воспитанник природы,
Так я, бывало, воспевал
Мечту прекрасную свободы
И ею сладостно дышал.
Но вас я вижу, вам внимаю,
И что же? .. слабый человек!..
Свободу потеряв навек,
Неволю сердцем обожаю.

В 1823 году Пушкина перевели в шумную Одессу. Поэт провел в ссылке всего 1 год, но и здесь за столь короткий срок он покорил сердца двух красавиц, которые оставили прекрасный след и в его душе, и в лирике, - это Амалия Ризнич и Елизавета Ксаверьевна Воронцова.
Первой его «жертвой» оказалась Амалия Ризнич – жена богатого коммерсанта. 

Дом Ивана Ризнича постоянно был полон гостей. На одном из таких приемов Пушкин и познакомился с Амалией. Полунемка, полуитальянка, с некоторой примесью еврейской крови, высокая, стройная, с необычайно красивыми горящими глазами, удивительно белой и изящной шеей, высоким бюстом и с черною косою более двух аршин длиною, эксцентричность манер, оригинальность одежды (Амалия любила щеголять в костюме для верховой езды), неутомимость в развлечениях в сочетании с яркой красотой и редким обаянием привлекли к очаровательной сирене целый сонм поклонников. А предпочтение она отдала поэту.
Недолгое, но яркое увлечение вдохновило Пушкина на многие лирические произведения.
Мечтая о близости этой женщины, он пишет трогающее нежностью, романтическое стихотворение «Ночь».
Мой голос для тебя и ласковый и томный
Тревожит позднее молчанье ночи темной.
Близ ложа моего печальная свеча
Горит; мои стихи, сливаясь и журча,
Текут, ручьи любви, текут, полны тобою.
Во тьме твои глаза блистают предо мною,
Мне улыбаются, и звуки слышу я:
Мой друг, мой нежный друг …люблю… твоя… твоя!..




Счастливые встречи двух влюбленных длились недолго. Муж узнал об их связи и тут же отправил неверную жену в Италию, лишив материальной поддержки. В этом же году Амалия заболела чахоткой, а через год скончалась. Поэт тяжело пережил разлуку. Тень умершей возлюбленной еще долго будет витать над ним.
1830 году А.С.Пушкин написал стихотворение, посвященное Амалии, «Для берегов отчизны дальней…»



Романс А. Бородина исполняет Ирина Архипова

Однако вскоре Пушкин утешился, обратив свой взор на Елизавету Ксаверьевну Воронцову (в девичестве Браницкую).


Поэта не пугала игра с огнем - предметом его нового обожания стала жена всесильного и грозного генерал-губернатора графа Воронцова. Современник Вигель писал об Элизе, которой было за тридцать: «Она была одной из совершеннейших женщин своего времени. Все ее существо было проникнуто такой мягкою, очаровательною, женственной грацией, такой приветливостью, таким неукоснительным изяществом, что легко себе объяснить, как такие люди, как Пушкин, и многие другие, без памяти влюблялись в Воронцову… С врожденным польским легкомыслием и кокетством желала она нравиться, и никто лучше ее в этом не успевал».
Большая и длительная сердечная привязанность поэта запечатлена во многих стихах, а воспоминания и свидетельства современников повествуют о скандалах, которые даже светские приличия не могли затушевать. Молодые люди таились, скрывали от людских глаз свою связь, но графу все стало известно о неверности жены, и он предписал Пушкину немедленно выехать в Херсонский уезд и собрать там материалы о ходе работ по истреблению саранчи. Поэт счел такой Приказ оскорбительным и написал прошение об отставке. Уезжая из Одессы «в далекий северный уезд», Пушкин получил от возлюбленной перстень-талисман, которым очень дорожил, и написал стихотворение «Талисман».
Запутавшись в своих любовных связях, озлобленный на себя, уволенный со службы, Пушкин приехал в родовое именье Михайловское. Первые месяцы он жил мыслями об Одессе, оставленной там Елизавете Ксаверьевне, много сочинял. От любимой женщины изредка приходили письма с заветной печатью, письма, которые он должен был сжигать, оберегая честь графини. В стихотворении «Сожженное письмо» удивительно точно, поэтично рассказано, как превращаются в пепел листы, принесшие столько радости одинокому поэту.
И лишь осенью 1830 года, готовясь к браку, он навсегда простился с графиней, посвятив ей стихотворение «Прощание».
В последний раз твой образ милый
Дерзаю мысленно ласкать,
Будить мечту сердечной силой
И с негой робкой и унылой
Твою любовь воспоминать.

Со временем тоска прошла, душевная боль утихла, и поэта вновь потянуло в общество женщин, благо, что они были рядом - всего в нескольких верстах от дома. В соседнем селе Тригорское жила с семьей Прасковья Александровна Осипова, по первому мужу Вульф. 

Прасковья Александровна Осипова-Вульф
Вместе с ней на лоне природы отдыхали дочери от первого брака, Анна и Евпраксия, падчерица Александра Ивановна и племянница Анна Ивановна. Пушкин зачастил к соседкам, где его с нетерпением ждали. Молодежь вместе проводила целые дни, девицы постоянно кокетничали с молодым человеком. Боясь кого-либо обидеть, он ко всем относился с одинаковой симпатией, дарил им стишки в альбомы. Но вскоре цветущая, пышущая здоровьем хозяйка имения стала любовницей поэта. Она была на пятнадцать лет старше своего избранника. А он уже поглядывал на 15-летнюю Евпраксию, которую шутливо звал Зизи, глаз не сводившую со своего кумира, буквально обожествлявшую его.

Евпраксия Вульф

Признание
Я вас люблю, хоть я бешусь,
Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У ваших ног я признаюсь!
Мне не к лицу и не по летам…
Пора, пора мне быть умней!
Но узнаю по всем приметам
Болезнь любви в душе моей:
Без вас мне скучно, - я зеваю;
При вас мне грустно, - я терплю;
И мочи нет, сказать желаю,
Мой ангел, как я вас люблю!..

И, конечно, в один из вечеров, когда они остались одни, она без колебаний отдалась властителю своих дум. Связь Пушкина с Зизи стала известна обитателям Тригорского, и заговорили о предстоящей свадьбе. Может быть, так бы и случилось, если бы в это время не приехала погостить к своим родственникам Анна Керн.


Пушкин когда-то встречался с Керн в Петербурге, в доме Олениных, и нашел ее очень милой. После этого молодые люди не виделись шесть лет. Увидев вновь Анну, поэт потерял покой. Внезапно вспыхнувшая любовь всецело поглотила его. Перед отъездом Анны в Ригу Пушкин протянул ей сложенный вчетверо листок почтовой бумаги. Она развернула его и прочла: «Я помню чудное мгновенье».
Пушкин писал Керн письма, где призывал ее бросить все, в том числе мужа, генерала Керна, и приехать к нему, может быть, в Псков. Пушкин писал: «Вы скажете:  А огласка, а скандал? Черт возьми! Когда бросают мужа, это уже полный скандал, дальнейшее ничего не значит или значит очень мало... Если вы приедете, я обещаю вам быть любезным до чрезвычайности - в понедельник я буду весел, во вторник восторжен, в среду нежен, в четверг игрив, в пятницу, субботу и воскресенье буду чем вам угодно, и всю неделю у ваших ног».
И она сбежала от своего мужа! Однако вскоре женщина обнаружила, что осталась почти без средств к существованию, поскольку обманутый муж отказался содержать ее. Анна, чтобы заработать себе на кусок хлеба, вычитывала корректуры, переводила с французского. Она ждала Пушкина с тайной надеждой. Теперь она была свободна, и они могут встречаться без помех. Однако, вернувшийся в 1826 году из Михайловского поэт был любезен с ней, но не искал встреч наедине. Анна Керн часто перечитывала письма Пушкина из Михайловского, пока не продала их по пятерке за штуку. Чтобы не умереть с голоду.
Что касается бессмертного стихотворения «Я помню чудное мгновенье», то Керн передала его Михаилу Ивановичу Глинке, очарованному дочерью Анны Петровны, который написал романс – восторженный, «сладостный гимн любви», ставший также бессмертным, как и имя той, кому стихи были посвящены. 



"Я помню чудное мгновенье..." Романс М. Глинки исп. И. Козловский

Осенью 1826 года Пушкин вырвался из Михайловского заточения. Столица устроила любимому поэту восторженную встречу, его буквально разрывали на части, приглашали на балы, приемы, банкеты. Пушкин упивался, наслаждался своей славой. Издатели платили ему самые высокие гонорары, которые он небрежно проигрывал в карты. Но все чаще накатывались тоска и скука. Приближающаяся осень жизни наводила поэта на мысль, что пора остепениться, обрести тихую, спокойную гавань.
Зимой 1826 года Пушкин тепло был принят в просвещенной семье президента Академии художеств и директора Публичной библиотеки Алексея Николаевича Оленина, где царила живая и обаятельная Аннет.


По свидетельству современников, Анна Алексеевна в то время была назначена фрейлиной к императрицам; при дворе считалась одной из выдающихся красавиц, выделялась, кроме того, блистательным и игривым умом и особенно любовью ко всему изящному. Пушкин увлекся ею бурно и мучительно, о чем свидетельствуют прекрасные стихи: «Ты и вы», «Не пой, красавица при мне …», «Ее глаза» и др.
О любви к Аннет свидетельствуют и рисунки ее профиля на полях рукописи поэмы «Полтава» и надписи: «А.О., Аннет Оленина» и даже «Аннет Пушкиной» недвусмысленно свидетельствующие о желании Пушкина связать с ней свою судьбу. Но предложение поэта было отклонено матерью невесты. Сыграли свою роль и равнодушие самолюбивой, избалованной девушки, и репутация Пушкина как политического ссыльного или политически неблагонадежного человека, и, наконец, мнение семьи Олениных: «Он был вертопрах, не имел никакого положения в обществе и не был богат».
Прощание с уходящей любовью нашло отражение в знаменитой элегии «Я вас любил…», выделяющейся высотой нравственного чувства, взлетом его души, его любви, стоящей на грани самоотречения. В стихотворении выражено удивительное по чистоте и подлинной человечности чувство. Неразделенная любовь поэта лишена всякого эгоизма. Он по-настоящему любит эту женщину, заботится о ней, не хочет тревожить и печалить ее своими признаниями, желает, чтобы любовь к ней ее будущего избранника была такой же искренней и нежной, как любовь поэта.



От плена изящной Олениной поэта избавила юная 16-летняя Наталья Николаевна Гончарова, поразившая Пушкина царственной, гармоничной и одухотворенной красотой. Она только недавно начала выезжать, но о ней уже говорили в свете, называли ее одной из первых московских красавиц. Очарованный поэт вскоре сделал ей предложение и получил неопределенный ответ - полуотказ, полусогласие. Но он не отступил: слишком сильна была его влюбленность; мечта о счастье с этой девочкой, такой не похожей на него, такой спокойной, нежной, умиротворяющей, кружила ему голову. Около двух лет тянулась история пушкинского сватовства.



Неувядаемого очарования полно кавказское стихотворение «На холмах Грузии», навеянное вспыхнувшей любовью к Натальи Гончаровой.
И вот, наконец, в апреле 1830 года согласие было получено. «Участь моя решена. Я женюсь... (это, замечу в скобках, моя сто тринадцатая любовь). Та, которую любил я целые два года, которую везде первую отыскивали глаза мои, с которой встреча казалась мне блаженством - Боже мой - она... почти моя...»
Свадьба беспрестанно откладывалась. Пушкин настаивал, чтобы поскорее их обвенчали. Но Наталья Ивановна напрямик ему объявила, что у нее нет денег. Тогда Пушкин заложил именье, привез денег и просил шить приданое.
Пушкин боролся за свое счастье и победил. Свадьба прошла торжественно. Наталья Николаевна перестала быть отдаленной прекрасной мечтой. Он стал относиться к ней менее возвышенно - и еще больше полюбил. «Я женат – и счастлив, одно желание мое, чтоб ничего в жизни моей не изменилось»,- пишет поэт своему другу Плетневу вскоре после свадьбы.


Какой заботливостью, сдержанной нежностью, восхищением дышат его письма к жене и детям:
«Тебя, мой ангел, люблю так, что выразить не могу!»
«Не можешь вообразить, какая тоска без тебя!»
«Что с вами? Здорова ли ты? Здоровы ли дети? Сердце замирает, как подумаешь!»
«Гляделась ли ты в зеркало и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете – а душу твою я люблю еще более твоего лица».
В письмах и лирике Пушкина тонко вырисовывается портрет горячо любимой жены.
«Мадонна»
Не множеством картин старинных мастеров
Украсить я всегда желал свою обитель,
Чтоб суеверно им дивился посетитель,
Внимая важному сужденью знатоков.
В простом углу моем, средь медленных прудов,
Одной картины я желал быть вечно зритель,
Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,
Пречистая и наш божественный спаситель –
Она с величием, он с разумом в очах –
Взирали, кроткие, во славе и в лучах,
Одни, без ангелов под пальмою Сиона.
Исполнились мои желания. Творец
Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,
Чистейшей прелести чистейший образец.
Любовь в поэзии А.С.Пушкина – это глубокое, нравственно - чистое, бесконечно нежное чувство, облагораживающее и очищающее человека. Даже тогда, когда ей нет отклика, она – дар жизни. Любимая представляется поэту как «гений чистой красоты», как «чистейшей прелести чистейший образец».
«Есть всегда что-то особенно благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное во всяком чувстве Пушкина. Читая его творения, можно превосходным образом воспитать в себе человека».  В.Г. Белинский.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...