Приветствуем наших читателей и посетителей!

Если в Вас дремлет талант поэта, писателя, художника - присылайте свои произведения на e-mail: rzhev-cb@yandex.ru, wolgarzhev@mail.ru библиотеки, мы поможем Вашему таланту заявить о себе на страницах нашего блога: (укажите фамилию, имя, возраст, где учитесь).
На указанные электронные адреса можете прислать заявку на подбор литературы по интересующей теме, узнать о наличии нужного Вам издания. Ответ получите на указанный Вами электронный адрес.
Ждем Вас на страницах блога и в наших залах.

четверг, 25 февраля 2016 г.

Леся Украинка - поэтесса, переводчица, деятель культуры. К 145-летию со дня рождения

25 февраля исполняется 145 лет со дня рождения знаменитой украинской поэтессы Леси Украинки. Она родилась слабой и хрупкой, практически постоянно болела, умерла в возрасте 42 лет, став символом Украины, ее непокорности, самобытности, независимости, оказавшись в одном ряду с Тарасом Шевченко, Григорием Сковородой, Иваном Франко. Основным лейтмотивом её произведений был самый, главный вопрос, волнующий человечество: конфликт духовного и материального в нашей жизни. Жизнь её была не из лёгких: неизлечимая болезнь, причиняющая физические и моральные страдания, смерть любимого человека, вдобавок ко всему - деспотичная мать. Однако до конца своих дней она не утратила силы духа и желания творить.
Леся Украинка (Лариса Петровна Косач) родилась 25 февраля 1871 года в г. Новоград-Волынский в семье, которой были не чужды высокие духовные интересы: мать — писательница, творившая под псевдонимом Олена Пчилка, отец — высокообразованный помещик, очень любивший литературу и живопись. В доме Косачей часто собирались писатели, художники и музыканты, устраивались вечера и домашние концерты. Дядя Леси (так её звали в семье, и это домашнее имя стало её литературным псевдонимом) — Михаил Драгоманов, впоследствии дружески опекавший племянницу и всяческий помогавший ей, был известным учёным, общественным деятелем, подолгу жил за границей во Франции и Болгарии. Он водил знакомство с Иваном Сергеевичем Тургеневым, Виктором Гюго, был в курсе всех новейших литературных и политических событий и часто пополнял библиотеку племянницы посылками из-за границы.
Любимая всеми Леся поначалу росла здоровой и весёлой. Она не получила систематического образования, так как не посещала гимназии. Её единственным и довольно строгим домашним учителем была мать, Ольга Петровна. Она разработала собственную программу обучения, отличавшуюся широтой и основательностью, но строгой системы в ней не было, и об этом недостатке сама поэтесса впоследствии очень сожалела. Отец пытался настаивать на том, чтобы пригласить к Лесе преподавателей из гимназии, но разве можно было переспорить властную, самолюбивую Ольгу Петровну, привыкшую к тому, что в жизни Леси должны быть главными только её решения?!! Обстоятельства судьбы дочери способствовали этому ошибочному убеждению.
Леся с братом Михаилом (1880-1881 г.)
Необычайно талантливая, восприимчивая, ранимая, с глубоким истинным музыкальным дарованием (она начала играть и сочинять маленькие музыкальные пьесы с пяти лет!), в возрасте восьми лет написавшая первое стихотворение, Леся в 1881 году неожиданно тяжело заболела. Её мучила нестерпимая боль в правой ноге. Сперва решили, что у неё острый ревматизм, лечили ваннами, мазями, травами, но всё было бесполезно. Боль перешла в руки.
Врачи, наконец, смогли определить, что это — туберкулёз кости. На музыкальной карьере Леси был поставлен крест. После первой, сложной, но крайне неудачной операции рука осталась искалеченной! Тогда-то в глазах хрупкой девочки впервые появилась печаль. Она и в дальнейшем, словно легкое покрывало, будет окутывать все её творчество. Отныне много месяцев в году девочка должна лежать в постели, не делать резких движений, всё время испытывать мучительную боль...
Родители не сдавались. Они возили девочку к морю, на грязевые ванны и купания, обращались к лучшим врачам, народной медицине, заграничным профессорам в Германии, но всё было тщетно. Болезнь, если и отступала, то не надолго.
Но Леся всегда и во всём пыталась отыскать радость, даже в малом! В ней жил неукротимый дух. Самозабвенно ночами изучала языки: болгарский, испанский, латинский, древнегреческий, итальянский, польский, немецкий, не говоря об английском и французском, географию, историю Востока и восточных культур, историю искусства и религий, а для своих младших сестер в 19-летнем возрасте написала учебник: «Древняя история восточных народов». Михайло Павлык — украинский писатель и общественный деятель — вспоминал об одной из встреч с поэтессой во Львове в 1891 году: «Леся просто ошеломила меня своим образованием и тонким умом. Я думал, что она живет только поэзией, но это далеко не так. Для своего возраста это — гениальная женщина. Мы говорили с ней очень долго, и в каждом ее слове я видел ум и глубокое понимание поэзии, науки и жизни!»


В 1893 г. во Львове вышла тоненькая книжечка её стихов, названная: «На крыльях песни» и тепло встреченная критикой и публикой. Книга быстро сделала ее популярной.
Иван Франко писал с восхищением о «чуде жизнеутверждения» — стихах молодой поэтессы, которые словно выросли из украинских песен и сказок.
"Читая мягкие и расслабленные или холодно резонёрские сочинения украинцев- мужчин и сравнивая их с этими бодрыми, сильными и смелыми и, вместе с тем, такими искренними словами Леси Украинки, невольно думаешь, что эта больная, слабая девушка — едва ли не единственный мужчина во всей Украине!» — с горьким юмором заключал И. Франко.
Уже в ранней лирике читателей восхищало прекрасное владение словом, живая образность языка, богатство рифм и сравнений и, что немаловажно — скрытая сила и глубокая одухотворенность. За печалью и легкой грустью скрывалась порой такая мудрость и жажда жизни, что те немногие, кто знал о личной драме поэтессы, лишь в восхищении качали головой. Надо сказать, что многие из стихотворений тоненького сборника почти сразу стали народными песнями. Их напевали часто и не зная имени автора.
В творчестве Леси Украинки слишком заметна тема родины, тема свободы для Украины, чтобы ее можно было обойти стороной. Ее дядя, сторонник идеи национальной независимости Украины, был вынужден эмигрировать за границу, тетка по отцу, Елена Антоновна Косач, за участие в революционном движении не раз подвергалась арестам и ссылкам. Даже возлюбленный поэтессы Сергей Мержинский (они познакомились в Крыму в 1897 году), будучи смертельно больным, сам участвовал в революционном движении РСДРП, распространял прокламации и листовки. И кто знает, может быть, именно потому любящая, но властная Ольга Петровна Косач так противилась сближению, а потом и роману своей дочери с Сергеем Мержинским, что слишком пугала ее эта опасная деятельность, слишком хорошо она знала, к чему может привести увлеченность жаждой подвига и жертвы, как может она разбить и изранить сердце и душу!
Далеко за примерами ей и ходить не надо было — полродни Косачей-Драгомановых находились в опале, включая родного брата Леси, Михаила, которого за сочувствие революционным и национальным идеям чуть не выгнали из университета!
Примешивалась к этому всему, конечно, еще и обычная эгоистическая материнская ревность, боязнь потерять контроль и власть над хрупким беспомощным существом, каким ей всегда казалась дочь... Но лишь казалась...
Сергей Мержинский
Когда в 1901 году Сергей Константинович Мержинский будет умирать от туберкулеза легких, Ольга Петровна беспрекословно подчинится волевому решению дочери быть возле любимого и отпустит ее в Минск, к нему. Мержинский так и умрет на руках у Леси — Ларочки, как он звал ее, а она — чтобы выйти из «апогея скорби» — за одну ночь напишет лирическую драму «Одержимая», используя древний библейский сюжет.
Но и не только драму. Цикл ее лучших лирических стихов 1898—1900 гг. посвящен Сергею Мержинскому. Он был опубликован только после смерти поэтессы и до сей поры потрясает глубиной и искренностью боли и высоты прекрасного любовного чувства!

Уста твердят: Ушел он без возврата,
Нет, не покинул, — верит сердце свято.
Ты слышишь, как струна звенит и плачет?
Она звенит, дрожит слезой горячей.
Здесь в глубине трепещет в лад со мною:
«Я здесь, я здесь всегда, всегда с тобою!»
И в песнях ли хочу избыть я муку,
Иль кто-нибудь сожмет мне нежно руку,
Иль задушевный разговор ведется,
Иль губ моих губами кто коснется —
Струна звенит, как эхо надо мною:
«Я здесь, я здесь всегда, всегда с тобою!»
(Уста твердят: Перевод А. Островского.)


Леся Украинка по натуре была очень скромным человеком и свои лирические стихи для публикаций отбирала особо тщательно. Многое из написанного при ее жизни так и не увидело свет. Лишь в ее великолепных драмах и поэмах мы видим ярчайшие отблески — отзвуки страстной, поэтичной натуры, способной на глубокое, самоотверженное чувство.
Внутренним пламенем такого чувства объято одно из самых лучших ее творений — драма-феерия «Лесная песня». Образ лесной русалки Мавки, влюбленной в простого деревенского парня, ради которого она покинула свой мир и пришла жить к людям, навеян сказками, легендами и поверьями, услышанными в детстве на Волынщине. Поэтесса писала эту поэму-драму дней десять, почти сразу набело, словно выплескивая из себя накопившийся поток слов и образов.
«Лесная песня» — рассказ о трагической любви Мавки, погибшей в жестоком и циничном мире людей — с восторгом была принята читателями, но сценическая ее постановка была осуществлена только много позднее Киевским театром драмы имени Леси Украинки где-то в середине двадцатого века, в советское время.

"Лесная песня". Мультфильм. 1976 год
 С тех пор она не сходит с театральных афиш самых разных театров драмы, так же как и другая прославленная пьеса поэтессы — «Каменный хозяин».



Написана она по мотивам легенды о знаменитом Дон-Жуане, воспетом многими классиками мировой литературы задолго до Леси Украинки. Вот что сама Лариса Петровна говорила о создании и замысле драмы «Каменный Хозяин или Дон-Жуан» в письме А. Е. Крымскому от 24 мая 1912 года: «Я написала Дон-Жуана! Вот того самого, «всемирного и мирового», не дав ему даже никакого псевдонима. Правда, драма (опять драма!) называется «Каменный хозяин», так как идея ее — победа каменного, консервативного начала, воплощенного в Командоре, над раздвоенной душой гордой и эгоистичной женщины (донна Анна), а через нее и над Дон-Жуаном, «рыцарем свободы». Не знаю, конечно, что у меня получилось, хорошо или плохо, но вот уже и в нашей литературе есть Дон-Жуан, собственный, оригинальный тем, что написала его женщина, чего не было до сих пор, кажется...»
Новаторство писательницы было не только в том, что она оказалась первой (и единственной!) женщиной, написавшей один из «шедевров о шедевре», но и в том, что впервые Дон-Жуан в этой драме был показан как тщеславный и эгоистичный человек, ради своих минутных прихотей и желаний готовый пойти на любое преступление. Он под стать гордой, язвительно-насмешливой донне Анне, признающей власть над людьми даром для избранных, что ценится превыше богатства и любви! Но презревшие любовь и Дон-Жуан, и донна Анна замирают в каменном оцепенении Смерти: финал драмы был ярок и необычен настолько, что многие из зрителей, вскрикивали от ужаса, увидев в зеркале на сцене образ Каменного Хозяина — Командора, в которого превратился Дон-Жуан, облачившись в его плащ!




Драма впервые была поставлена в 1914 году М.К. Садовским на сцене Киевского театра драмы и прошла с аншлагом. М. Садовский — великолепный актер и режиссер, исполнил в ней роль Командора.




В плену страстей (Каменный властелин)Национальный академический театр русской драмы им. Леси Украинки
А между тем для поэтессы жизнь разыгрывала последние акты ее собственной драмы.
Климент Васильевич Квитка
Тридцати шести лет от роду, она вновь полюбила. Человека, который на ее чувства ответил не менее искренней и глубокой привязанностью — Климента Квитку, ученого, музыковеда-фольклориста, собирателя народных преданий и песен. Мать Леси снова была яростно против всяческих отношений дочери «с каким-то нищим», как она презрительно называла Климента — человека мягкого по характеру, замкнутого, стеснительного, пережившего в детстве глубокую личную драму — он рос в приемной семье. Но Квитка так страстно привязался к тоненькой, больной женщине с большими печальными глазами, понимающей его с полуслова, что наотрез отказался ее покинуть! И, несмотря на весь гнев и мрачные прогнозы будущего молодых, Ольга Петровна была вынуждена согласиться на брак дочери.
Она, однако, продолжала отравлять ее жизнь письмами, в которых пыталась всячески опорочить Климента, называя его «бесчестным человеком, женившимся на деньгах Косачей-Драгомановых». Здесь ее уже трудно было оправдать и понять. Материнская ревность, как и любовь, — глубокий омут!
Молодые приняли решение отказаться от помощи родителей. Все деньги, необходимые на лечение тяжелобольной жены, Климент зарабатывал сам. Продавали все, что можно было продать: вещи, нехитрый скарб, кухонную утварь. Дорожили только библиотекой...
Леся лечилась в Египте и Греции, в Германии и Австрии. Все было бесполезно. К обострившемуся процессу костного туберкулеза прибавилась неизлечимая болезнь почек. Великая украинская поэтесса скончалась в г. Сурами (Грузия) 1 августа 1913 года.


Когда умру, на свете запылают
Слова, согретые моим огнем.
И пламень, в них сокрытый, засияет
Зажженный в ночь, гореть он будет днем...
                                           («Когда умру:», 1896.  Перевод Н.Брауна.)



Памятник на могиле Леси Украинки на старом Байковом кладбище в Киеве.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...