Приветствуем наших читателей и посетителей!

Если в Вас дремлет талант поэта, писателя, художника - присылайте свои произведения на e-mail: rzhev-cb@yandex.ru, wolgarzhev@mail.ru библиотеки, мы поможем Вашему таланту заявить о себе на страницах нашего блога: (укажите фамилию, имя, возраст, где учитесь).
На указанные электронные адреса можете прислать заявку на подбор литературы по интересующей теме, узнать о наличии нужного Вам издания. Ответ получите на указанный Вами электронный адрес.
Ждем Вас на страницах блога и в наших залах.

суббота, 16 января 2016 г.

История доктора Дулиттла. К 130-летию со дня рождения Хью Лофтинга

Доктора Айболита знают и любят все. По крайней мере, те, кто когда-то был советским ребенком. Но мало кому известно, что все остальные дети любят совсем другого доктора, родившегося на несколько лет раньше Айболита. Зовут его Дулиттл. А придумал его простой ирландский инженер Хью Лофтинг.
Итак, Хью Джон Лофтинг родился в Англии 14 января 1886 года и, хотя с детства обожал животных (он любил возиться с ними на маминой ферме и даже организовал домашний зоопарк), выучился он вовсе не на зоолога или ветеринара, а на железнодорожного инженера. Однако профессия позволила ему посещать экзотические страны Африки и Южной Америки. В 1912 г. Лофтинг переехал жить в Нью-Йорк, обзавелся семьей и даже начал пописывать в журналы разные профильные статьи. Но так как он еще оставался британским подданным, то с началом 1-й Мировой войны его призвали на фронт лейтенантом Ирландской гвардии. Его дети очень скучали по папе, и он обещал постоянно писать им письма. Но разве напишешь малышам об окружающей кровавой бойне? И вот под впечатлением от картины гибнущих на войне лошадей Лофтинг начал сочинять сказку о добром докторе, который выучил звериный язык и всячески помогал разным животным. Доктор получил весьма говорящее имя «Do-Little» («Делать малое»). Свои письма он иллюстрировал лаконичными и остроумными рисунками.







После войны Хью Лофтинг вместе с семьей переселился в Америку, где и жил до конца своих дней. Однажды его повзрослевшие дети решили показать отцовские письма с фронта знакомому издателю. Дальше все было как в сказке. Издатель немедленно заказал Лофтингу роман, который вышел в конце 1920-го года. Книга имела колоссальный успех. Ее назвали первым классическим произведением для детей после “Алисы в стране чудес”. Лофтинг сразу же решил писать продолжение приключений доброго доктора и его друзей — животных.




Чем же объяснить небывалую популярность сочинений непрофессионального писателя? Вероятно, каждый читатель находил в них что-то близкое. В романах Лофтинга (всего их вышло 14) была щемящая ностальгия по уходящим викторианским временам и добродушная пародия на английский литературный стиль. Поэтому их охотно читали не только подростки, для которых книги, собственно, предназначались, но и их родители. Действительно, герои Лофтинга — классические представители викторианского мира. Роль рассудительной домоправительницы, подруги миссис Хадсон, исполняет степенная утка Даб Даб. Попугай Полинезия, научивший доктора языку животных, — мудрый и насмешливый старик, словно сошедший со страниц Уилки Коллинза. В псе Джипе узнается традиционный грубоватый преданный вояка, а в симпатичном поросенке Хрюке — капризный, шкодливый ребенок. Маленькая океанская рыбка рассказывает совершенно диккенсовскую историю двух сироток, попавших в аквариум. Не менее чем животные, колоритны у Лофтинга и люди. Здесь тоже все на своих местах — и благородный каторжник, и старая дева-пуританка, и мальчик из бедной семьи, соратник доктора, своего рода Ватсон-подросток.
Однако в уютный замкнутый мир патриархального городка Пуделби-на-болоте врывается горячий южный ветер из богатых британских колоний. В повествование вплетаются киплинговские сюжеты. Непрактичный, но мудрый и благородный доктор превращается в самоотверженного врача-миссионера. Гуманный англичанин, житель благословенной империи, в которой никогда не заходит солнце, не мог оставить в беде необразованных и подверженных эпидемиям туземцев. А тем более, диких африканских животных. Новые герои романа, на лицо ужасные, добрые внутри, описаны с неподражаемым английским юмором. В первую очередь, это черный король Джоллиджинки, ненавидящий белых поработителей, и его отпрыск — принц Бумпо. История романтичного юноши особенно трогательна и драматична. Начитавшись сказок, черный принц отправился на поиски Спящей Красавицы.
Когда же нашел и, как учили книжки, поцеловал, красавица так испугалась черной физиономии, что убежала и завалилась спать в другом месте. Начитанный инфант понял, что спасти несчастную любовь может только Добрый Человек из Страны Белых Людей. Изобретательный лекарь не подвел: сотворил невиданное снадобье и отбелил принцу лицо. В результате команда Дулиттла была спасена, а черно-белое сиятельство женилось не своей заспанной возлюбленной. Позже благодарный принц, по моде африканских монархов поступивший в Оксфорд, стал верным сподвижником славного доктора.

Джон Дулиттл в борьбе с врагами редко использует свою гераклову силу. Чаще он пользуется истинно английским оружием — юмором. Разыгрывая глупых врагов, добряк-доктор и с акулами сговорится, и даже напялит на могучее тело куцый костюмчик тореадора. Поверженных противников он не убивает, а перевоспитывает. Главного пирата, ужасного «Дракона Берберии», доктор перековывает на фермера и заставляет выращивать корм для птичек.
Первый роман Хью Лофтинга был переведен почти на все языки мира. В 1924 году он был издан в Советской России и тогда же, вероятно, попался на глаза Корнею Чуковскому, который и превратил его в доктора Айболита. И уже этот симпатичный старичок на долгие годы стал непременным спутником советских малышей. Но все же...
Романы Лофтинга — это тщательно выписанные тонкой и умной кистью полотна. А пересказ Чуковского — яркий акварельный рисунок. В нем нет ни объема, ни полутонов — только сочные цветовые пятна. Характеры схематичны, место и время действия неопределенно, противостояние добра и зла немотивированно. И вот что интересно. Когда сравниваешь сказки советских писателей с их первоисточниками, поражает, как ни парадоксально, полное отсутствие в них дидактичности. Буратино, без сомнения, гораздо обаятельнее, чем назидательно-ортодоксальный Пиноккио. Однако чему хорошему он мог научить детей? Удирать из дома, выменивать учебники на билеты в балаган, хамить учителям и взрослым? И вообще, так ли уж безобидны некоторые любимые детские книжки? В начале века немецкие дети зачитывались историями о проделках злых мальчишек Макса и Морица, которые, в конце концов, были измельчены мельничным жерновом и склеваны птицами. Может быть, именно на этих садо-мазохистских фантазиях воспитывалось поколение послушных мальчиков в кожаных штанишках — будущих солдат СС?
Провинциальный же доктор Дулиттл исповедует моральные принципы, завещанные великой королевой Викторией: добросовестное исполнение обязанностей, самодисциплина, любовь к ближним. Жестокая мировая война заставила респектабельных джентльменов задуматься и над новыми вопросами — о ценности человеческой жизни, о достоинстве, правах и свободе личности. В обществе витали гуманистические идеи Альберта Швейцера, врача, философа и
миссионера, основавшего госпиталь в тропической Африке. В английских клубах обсуждались проблемы прав инвалидов и умственно отсталых людей — беззащитных и безгласных, как животные. Доктор Дулиттл, защищая зверей, защищает бесправных людей и детей. Его деятельность бескорыстна и конкретна. Он не провозглашает лозунгов о всеобщем братстве, он просто работает. Подобно Швейцеру, Дулиттл не идеализирует туземцев, но уважает их вместе с их недостатками. Когда его выбирают королем затерянного в океане острова, доктор строит вместе с подданными канализацию и улаживает семейные ссоры темпераментных островитян.
Эпос о Мудром Докторе побуждает вспомнить и о более отдаленных временах. Например, об эпохе охотничьего тотемизма, «когда звери были людьми». Именно тогда в мифологии появился персонаж, которого нынешние историки называют «культурным героем» — Учитель, Защитник, Победитель и Первооткрыватель. Именно ему люди обязаны всеми своими благами. Именно он примирял животных с людьми, не позволяя ни тем, ни другим истреблять друг друга. Рассказами о дружбе людей и животных была весьма богата кельтская мифология, которой так гордятся потомки кельтов — ирландцы. Сознательно или нет, Хью Лофтинг в своих романах воплотил мечтания далеких предков

В 1924 г. «Дулиттла» заметили в советской России. Издательство заказало аж два перевода сказки. Первый был рассчитан на детей среднего возраста, и его выполнила Е. Хавкина. Впоследствии он был забыт и больше в СССР не переиздавался. Зато второй вариант, носивший заголовок «Гай Лофтинг. Доктор Айболит. Для маленьких детей пересказал К. Чуковский», имел долгую и богатую историю. Именно целевая аудитория стала причиной того, что язык сказки очень упрощен. Кроме того, Чуковский писал, что он «внес в свою переработку десятки реалий, которых нет в подлиннике».
И действительно, в новых изданиях «пересказ» постоянно перерабатывался. Так Дулиттл превратился в Айболита, собака Джип – в Авву, поросенок Джаб-Джаб – в Хрю-хрю, занудная ханжа-пуританка и сестра доктора Сара – в совсем уж злобную Варвару, а туземный король Джолингинки и пират Бен-Али вовсе сольются в едином образе пирата-людоеда Бармалея.

И хотя пересказ «Доктор Айболит» постоянно сопровождал подзаголовок «по Гью Лофтингу», в издании 1936 г. появилось загадочное редакционное послесловие: «Несколько лет назад произошла очень странная вещь: два писателя на двух концах света сочинили одну и ту же сказку об одном и том же человеке. Один писатель жил за океаном, в Америке, а другой – у нас в СССР, в Ленинграде. Одного звали Гью Лофтинг, а другого – Корней Чуковский. Друг друга они никогда не видели и даже не слыхали друг о друге. Один писал по-русски, а другой по-английски, один стихами, а другой – прозой. Но сказки получились у них очень похожие, потому что в обеих сказках один и тот же герой: добрый доктор, который лечит зверей...».
Так всё-таки: кто придумал Айболита? Если не знать, что первый пересказ Лофтинга вышел еще в 1924 г., то кажется, что Чуковский просто взял Айболита из своих стихотворных сказок и просто поместил в пересказ. Но с учетом этого факта всё выглядит не так однозначно, ведь «Бармалей» был написан в том же году, что и пересказ, а первая версия стихотворного «Айболита» и вовсе спустя 4 года. Сам Чуковский утверждал, что доктор появился еще в первой импровизационной версии «Крокодила», которую он сочинял для больного сына.
К. Чуковский, из дневника, 20.10.1955.: «… и там был «Доктор Айболит» в качестве одного из действующих лиц; только он назывался тогда: «Ойболит». Я ввел туда этого доктора, чтоб смягчить тяжелое впечатление, оставшееся у Коли от финского хирурга».
Чуковский также писал, что прообразом доброго доктора для него стал еврейский врач из Вильно – Тимофей Осипович Шабад, с которым он познакомился в 1912 г. Он был настолько добр, что соглашался бесплатно лечить бедняков, а иногда и зверюшек.
К. Чуковский: «Доктор Шабад был самый добрый человек, которого я знал в жизни. Придет, бывало, к нему худенькая девочка, он говорит ей: «Ты хочешь, чтобы я выписал тебе рецепт? Нет, тебе поможет молоко. Приходи ко мне каждое утро и получишь два стакана молока».
Действительно ли роилась в голове Чуковского идея написать сказку о зверином докторе, или нет, ясно одно: стимулом для ее появления явно послужило знакомство с Лофтингом. А дальше уже началось практически оригинальное творчество.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...